Экспедиция 8

Даты:6-20.08.2005
Состав участников: Бакланов А.В., Василевский А.Ф., Кузнецов Е.Ю., Умаров А.М., Черный М.В.
Способы передвижения: самолет, автотранспорт, пешком
Схема: skhema_11a.jpg (402 kb) | skhema_11b.jpg (391 kb)
Фотографии: здесь

Вершина-III

Координаты:
Высота:
3491 м
Время:
наибольшее приближение - 11.08.2005, 15:30
Местоположение:
Республика Бурятия, граница Тункинского и Окинского районов
Орографическая провинция:
Восточные Саяны, хребет Большой Саян
Происхождение:
тектоническое
Подробный проезд:
Иркутск-Култук 105 км, Култук-Монды 205 км, от Мондов - дорога на Орлик, 16 км
Что рядом:
термальные источники Тункинской долины, оз.Байкал

Вершина-LXXXV

Координаты:
Высота:
1087 м
Время:
15.08.2005, 15:30
Местоположение:
Усть-Ордынский Бурятский АО, Осинский район
Орографическая провинция:
Лено-Ангарское плато, Березовый хребет
Происхождение:
тектоническое-останцовое
Подробный проезд:
Иркутск - Оёк - Оса - Обуса, перед мостом через реку Обуса - поворот направо
Что рядом:
место подземного ядерного взрыва

Глава первая. Горы.

6 августа

Кто был привезён плачущими перед разлукой жёнами на собственных авто, кто добрался на экспресс-электричке – но так или иначе группа из пяти отважных путешественников к шести часам вечера собралась в Домодедово. Самолёт на Иркутск улетал в девять, упаковка рюкзаков в красивую прозрачную плёнку, регистрация, взвешивание и распитие прощального пива кое-как скрасили наше ожидание, и вот уже серебристый лайнер А310, помахав закрылками, взмыл в темнеющее небо. Попытки в течение следующих пяти часов заснуть были неудачными – тесные межкресельные пространства ограничивали свободное положение ног и прочих членов, бортпроводницы отвлекали едой, а в глаз под утро засветило солнце. Нужно сказать, что утро было местное, московские же часы показывали ночь. Наконец, после пяти с лишним часов лёта мы приземлились в Иркутске. Стояло солнечное утро, было свежо.

7 августа

Встречал нас авторитетный иркутский адвокат, в прошлом выпускник Геологического ф-та МГУ В.Н.Ефремов. С его и его компаньона помощью нам организовался водитель с «Газелью»,

Средство передвижения
а впоследствии с «УАЗом», съёмная квартира и всесторонняя поддержка в плане изучения Иркутска и окрестностей. Налицо взаимовыручка и взаимопомощь выпускников Геофака!!! К восьми приехали в штаб-квартиру адвокатов на улице Фурье, в самом центре города. Как и всё в центре Иркутска, контора располагается в двухэтажном деревянном особняке, деля его с магазином "Продукты" и педикюрным салоном. Покидав рюкзаки, мы отправились за покупками недостающего оборудования - продуктов, газовых баллонов, дополнительных пенок и сигарет. К 11, поглазев на малолетних наркоманов на центральном рынке, осмотрев часть центра и попутно родив бизнес-идею ("Торговые ряды Фурье"), путешественники были готовы к отбытию. Прибыл водитель, Александр Подымахин, со своей "Газелью", на которой в мирное время он возит людей из Иркутска в Шелехов и из Шелехова в Иркутск. Мы погрузились и тронулись в путь, заправившись бензином и уточнив финансовые детали извоза.

В начале первого, при въезде в пос.Култук, нашим взорам открылся Байкал и копчёный омуль на обочине. Закусив омулем и проехав вдоль Славного Моря пару километров, мы решительно свернули вглубь Восточно-Саянских предгорий, в Тункинскую долину.

Славное море
Надо отметить, что оная долина представляет собой тектоническое продолжение Байкальского рифта и таким образом, является естественной границей между Саянами и системой Забайкальских хребтов. Так мы и ехали часов пять - слева Забайкалье, справа Саяны, посередине приличная асфальтированная дорога от Байкала в Западную Бурятию и далее в Монголию. Погода меж тем портилась, солнушко спряталось, облака спускались всё ниже и ниже по горам, как успешные альпинисты. В пять часов асфальт ушёл влево, в заграницу, мы же по Орликовскому тракту - гравийная дорога, с мостами и даже дорожными знаками - двинулись вправо, по долине Иркута. Через час миновали пограничный пост (Подымахин отрекомендовал нас топографами) и остановились в устье Белого Иркута. Поставили палатку, выпили водочки и отошли ко сну, ибо завтра намечался тяжелый ходовой день.

Мирный сон наш был нарушен ливнем, который не только барабанил по крыше палатки, но и залил оную снизу. С матерком и очень шустро, похватав спальники, мы ринулись в близлежащее зимовье. На счастье, там никого не оказалось, и мы вновь уснули.

8 августа

Дождь кончился, но висела низкая облачность, в воздухе носилась морось, и вообще было всёе вокруг не самым приветливым. В 11 часов, собрав рюкзаки и попрощавшись в водителем, группа покорителей выдвинулась вверх по долине Белого Иркута. Александр же остался внизу, рыбачить, охотиться, отдыхать и дожидаться нас - спуститься мы наметили на 12-е число.


Пошли!

Надо лезть!
Первые два километра шли по валуннику, далее форсировали речку по мостику в три бревнышка. Сразу же брод (как обычно, на первом броде все меняли обувь и снимали штаны). Перелезли через прижим - в обратной стороны перелаза обнаружилась лесница. Вскоре нарисовался второй, полупритопленный мостик, причем аккурат над хорошим порогом. Переходить по нему остереглись, пошли вброд. Далее мостиков встретилось ещё и ещё (забегая вперед скажу, что дабы миновать перелазы и большинство переправ опытный народ ходит через Буговек, перевал Прямой и ручей Ледяной). Так, слов за слово, короткими перебежками мы дошли до слияния Мугувека и Белого Иркута. Встали на обед, попутно Алексей Федорович намыл знаки золота. Этот факт, а также величие окружающей природы и богатство геологических формаций, несомненно, повлияло на то, что после обеда мы свернули с тропы... вернее, это тропа свернула, мы же полезли в лоб, по нормальному на вид ущелью.

Перешли полюбившуюся уже речку вброд, а на следущем прижиме обнаружили очень и очень резвое поднимание воды, сопровождавшееся оной помутнением и даже почернением. Этакий мини-сель забурлил под нашими ногами, и пришлось с прижима лезть вверх, по сыпухе, потом по скользкой траве, потом опять по сыпухе. Два часа мы штурмовали мокрый склон, и, окончательно выдохшись, наконец-то вылезли на плоскотинку. Вечерело, посему пройдя еще километр до впадения в Мугувек правого притока (урез устья 2106) мы встали на ночлег. Было 8 вечера. На другом берегу речки обнаружились несколько групп туристов, с кем-то мы даже попытались общаться, но из-за шума реки слышно ничего не было, а жестами показать, что мы из Москвы я не смог.

9 августа


Не высохло...
Встали в 8 утра, мокрая одежда ничуть за ночь не высохла, зато заметно охладилась.

Озеро Эхой
Плотно позавтракали и в 10 уже бодро шагали по долине. Ущелий не наблюдалось, под ногами расстилалось некое подобие тундры или альпийской луговой растительности. Споро взяли первый бастион - слева, следующую плоскотину пересекли сперва вдоль, потом - под вторым бастионом - поперёк и на второй полезли уже справа. Хотя, как оказалось, оба препятствия проходятся нормально с любой стороны. Тем временем пошёл дождь и вообще всё заволоклось самой нелицеприятной погодой, красот кругом не видать и оставалось только лезть, намокая постепенно как снаружи, так и изнутри. Лезли мы лезли и вылезли к трем часам к озеру Эхой. Даже несколько выше оного, так что даже пришлось спускаться. Улучив перерыв в дожде, разбили палатку. Залезли внутрь и стали сидеть, ибо снаружи шёл дождь, облака цеплялись за палатку, с ледника оглушительно валились всякие глыбы. Было мерзко, холодно и неуютно. В восемь легли спать.

10 августа

Сверху облака,
снизу облака

Сидели рядом с палаткой, пытались сушить вещи, ловя редкие блики злого монгольского солнца. Дедушка Мунку не появлялся, облака вились вокруг, переваливали через перевал и клубились внизу, за озером. Расписали пулю, поплевали по сторонам. Посмотрели в сторону Мунку и опять ничего не увидели. Ночью опять пошел дождь.

11 августа

Погода ничуть не улучшилась.

Вид сверху
Наш ночной дождь наверху обернулся снегом и перевал Седло был малость припорошен. Решили попробовать заскочить хотя бы на перевал, начали собираться. Тут снизу подошли Сергей и Лена, рабочие гляциологической партии, выбравшиеся в свой законный выходной на Мунку. Посмотрев на по-прежнему невидимую гору мы - уже коллегиально - решили опять же забежать на перевал. В 12 начали подъём - без снаряги, просто так, прогулочным шагом. Однако по мере нашего подъёма поднимались и облака и вот уже - чу! - впервые за 4 дня мы увидели злое монгольское солнце, а за ним образовалось даже некое подобие голубого неба. Мы лезли всё выше и выше, чуть левее от перевала Седло (ибо с перевала оного на Мунку сложнее идти, на гребень лучше залезать левее), и облака поднимались вместе с нами. Вышли на гребень на высоте примерно 3050 м, ступив тем самым на священную землю Великой Монголии.


Почти на вершине

Зампогор
Продвинулись по гребню более полпути до вершины (уже были видны покорители, забравшиеся с южной стороны), пройдя весьма непростой жандарм. Но! Всегда находится это самое но! Выпавший ночью снег сыграл с нами шуточку - на одном скользком от смеси воды, льда и снега скальнике зампогор А.Ф.Василевский запретил дальнейшее прохождение маршрута, ссылаясь на недостаточную горную подготовку ряда участников восхождения и отсутствие должного снаряжения (оставленного, напомню, в лагере). У некоторых участников на этот счёт было свое мнение, но они оставили его при себе, подчинившись железной воле зампогора. Мы утешали себя тем, что, смотрите, мол, уже распогаживается, и завтра мы, наверняка, с должным снаряжением ужо наверняка покорим бурятского Дедушку. Сергей и Лена не подпадали под юрисдикцию зампогора и поскакали вверх. Мы же с тяжёлым сердцем двинулись вниз. До вершины оставалось менее полкилометра в длину и метров 150 по превышению. Погода стояла отменнная.

Спустились мы в лагерь, что характерно, одновременно, и даже чуток позже покоривших Мунку наших новых знакомых. Угостив гостей чаем, мы попрощались - они побежали вниз, в свой лагерь, мы же, бросив оценивающий взгляд на сиявший в лучах заката Мунку, полезли спатиньки.

12 августа

Погода как 10-го. Кругом облака, морось, время от времени поддаждивает. Все наши надежды на установление солнечной погоды (ну откуда в середине Азии в августе дожди??? Что творится с этим миром???) и повторное покорение рухнули, осыпавшись по склонам ледника свеженьким обвалом. Повздыхав, мы упаковали рюкзаки и понуро двинулись вниз - сидеть и ждать у озера погоды в наши планы никак не вписывалось. Нам ещё предстоял поход по тайге, и на сколько он мог растянуться - мы не знали. На спуске повстречали израильских туристов в количестве двух, но с проводником. Однако.

Спускались мы теперь исключительно по левому борту, через два часа вступили в зону лесов, тропа вилась меж листвениц, кругом виднелись костровища (все пустые, никого кругом). Набрели на израильский лагерь и оставили найденные по дороге очки - очевидно, что они обронили. Далее был спуск по скользкой тропе, перекус и форсирование речки неоднократно. На месте давешнего брода обнаружился новый мостик, однако ниже продвижение затруднилось - лестница на перелаз отсуствовала, ниже перелаза все мосты оказались смытыми. Нас это, естественно, не остановило, но замедлило. Только к шести вечера мы вышли на шоссе и к зимовью. Машина и т-щ Подымахин отсуствовали.

Были мы мокрые и усталые, зимовье пустовало и мы мигом его захватили. Затопили печку, развесили мокрые одежды, соорудили ужин и сели думать, куда делся Подымахин. Не придумали ничего путного, позвонили по спутниковому Ефремову, но тот тоже ничего сказать не мог. Походили вокруг и нашли помятый передний бампер. "От газели, точно говорю" - сказал внутренний коллективный Шерлок Холмс и мы решили, что случайно помяв и обронив бампер, Александр уехал на починку. "Утро вечера мудренее" - решили мы и завалились спать. Когда мы уже готовы были упасть в объятья Морфея, тишину бурятской ночи распорол истошный крик Алексея Федоровича Василевского. Оказалось, на голую спину камрада в темноте шлёпнулась мышка. Меня это так развеселило, что от смеха подо мной проломились нары. Вот такие бывают случаи после отбоя.

13 августа

В 8 утра А.Ф. встал и пошел на разведку на пост ГАИ/пограничников (который был в километре), узнать, не проезжала ли мимо них пассажирская Газель без переднего бампера. Как оказалось, она мимо них не проезжала, а попросту стояла прямо там, с целым передним бампером и собственно Александром поблизости - ему стало скучно в зимовье и он перебрался поближе к цивилизации. Кроме того, он встретил наших совосходителей и мы узнали. что такое дурная слава, бегущая впереди. Стыдно, конечно, но виноваты исключительно сами.

Наконец мы погрузились в авто и поехали обратно в Иркутск.

Курзал в Жемчуге
Погода по-прежнему не радовала. Перекусили в позной у пресловутого поста, через три часа заехали на минеральноводный курорт Жемчуг, где усталые путники приняли метановые ванны. Скажу я вам, ничего лучше замёрзшим, грязным и слегка обсохшим путникам и не требовалось. Уникальные источники (состав воды - железо и метан - больше в мире нигде не встречается), теплая - 38 градусов - ванна... Расслабленные и умиротворенные к пяти часам мы вернулись в Иркутск. Подымахин уехал менять машину (я уже вскользь упоминал, что помимо рабочей Газели у него есть УАЗ для нормальный поездок) (ай, как нам повезло с водителем!), мы же быстро ринулись закупать недостающую провизию. К десяти вечера все уже были готовы, и в 22:30, утрамбовавшись в УАЗик (шесть человек, пять рюкзаков) мы двинули в строго противоположную от Саян и Байкала сторону, покорять Усть-Ордынскую Бурятскую высшую точку.

Глава вторая. Тайга.

14 августа

... застало нас в пути. Только к трём ночи мы достигли поселка Обуса, где бодро свернули на лесовозную дорогу и, по грязям и лужам, двинули в... супрайз!.. неправильном направлении. Восемь километров спустя шестое штурманское чувство разыгралось во мне не на шутку, и, несмотря на темень и отсуствие ориентиров вокруг, я остановил экспедицию и убедил возвращать назад. Вскоре мы опять достигли Обусы, посмотрели на всё другими глазами, выбрали правильную дорогу и поехали уже по ней. Через 15 километров и пару населенных пунктов отсыпанная грунтовка кончилась, пошли лесовозные хляби, и мы, опять малость поплутав, свернули на дорогу вдоль притока р.Обуса ручья Егаль. Вообще-то, изначально планировалось ехать вверх по Обусе до упора, но более-менее приличная дорога уходила вправо, и, сверившись с картой, мы решили поехать именно по ней.

На Обусе
Если бы мы были на Газели и каком-либо другом городском транспортном средстве, то встали бы наверняка аккурат в устье этого ручья, но старина УАЗ вёз и вёз нас дальше. Но и он не всесилен, поэтому в 9 утра, за двадцать километров до точки, там где лесовозка оборвалась (её продолжают тянуть, правда в тот день бульдозер и вагончик стояли покинутые), мы наконец затормозили и выпрыгнули в тайгу.

Основной поход наметили на завтра, пока же поставили палатку, позавтракали, сбегали на разведку (мы с Кузей вверх по старой дороге на перевал, Федорыч с Анвером - вверх по склону, на обозначенный на карте геологический профиль), и уже в шесть часов легли спать. Погода в этот день наконец-то наладилась, то там то сям проглядывало небо, изредка светило солнце, и, что странно, практически не было комаров.

15 августа

Подскочили рано, солнце ещё пряталось за сопкой. В 9 часов уже вовсю топтали приангарскую тайгу. Сперва шли вверх до перевальчика, километра четыре, по старой лесовозной дороге, потом по ней же спустились вниз, уже в Иркутскую область. Там дорога была менее разъезженная, судя по количеству искусственных солончаков ездят по ней не за лесом, а на охоту. От места слияния 4 ручейков пошли вверх по одному из них, дошли до самого конца (опять на тот же Берёзовый хребет, который недавно перевалили) и... дорога немедленно кончилась. Далее шли по наитию и компасу. Кругом горелый лес, заросший в человеческий рост иван-чаем, крапивой и малиной, заваленный деревьями и вообще, крайне плохо проходимый. Полтора километра шли час, пока случайно под ногами не обнаружились две заросшие колеи.

ВТ УОБАО
Рассудив, что за просто так колеи здесь не появятся, мы двинули по следу. Ещё через пару километров, после сверок с GPSом, картой и компасом, мы пришли к выводу, что данная дорога наследует собой означенный на карте геологический профиль, и, по идее, выведет нас аккурат на точку. В одном месте к старой дороге примкнули новые следы, но пройдя всего ничего - меньше километра - мы обнаружили их окончание. Тем не менее, это придало нам сил - в первую очередь душевных - и часам к трём мы таки вышли на финишную прямую. Миновав сперва один затяжной подъём, а потом второй, но более пологий, мы вышли к месту назначения. Определить его оказалось легко - когда горел лес (а это случилось, ориентировочно, за два-три года до нашего путешествия) геодезическая вышка также сгорела, и брёвна, её составлявшие, попадали вниз. По этой куче горелых брёвен мы и определили ВТ УОБАО. А покрутившись рядом, нашли и номенклатурную табличку ГУГК, откуда узнали, что сия вершина имеет не только высоту в 1087 метров, но и имя собственное - Мангельтуй.


Путь домой
Соорудили чаю, поели черники, прибили откопанную табличку на близстоящую берёзку. В пол-пятого стартовали домой, причём с профиля свернули по примыкавшей свежей колее. Идти по местами подболоченной дорожке оказалось ничем не легче, чем по гари, но наконец мы вышли обратно в урочище с четырьмя ручьями, где нас настиг быстрый дождик. Дождик впоследствии исправился и наградил нас радугой. Потом следовал долгий тягун на перевал и спуск с оного уже по темноте. К десяти были в лагере, где Подымахин уже заботливо развел спирт и настоял оный на смородиновых листках. Ноги после 40 километров гудели, руки не слушались, но поесть и запить нам всё-таки удалось. Усталые, но довольные путешественники отошли ко сну.

Примечание: в 1982 году в данном районе было произведено испытание подземного ядерного заряда, причём в геофизических целях. Означенный геологический профиль, идущий практически от слияния Егаля и Обусы аккурат по водоразделу между оными, предназначался для расположения на оном сейсмических приёмников, с целью записи отражённых волн, образовавшихся при оном взрыве. Прямо над лагерем данный профиль представлял собой канаву до метра глубиной (что правильно), далее по ходу никакой канавы не было, и судя по всему рабочие просто схалтурили с постановкой пунктов приёма на дальних участках расстановки. Судя по отсуствию дальнейших разработок в данном районе, результаты разведки ничего не дали.
16 августа

Встали в восемь, в девять позавтракали, упаковались и отчалили обратно.

Усть-Орда
Дорога была уже знакома и до Обусы добрались достаточно быстро. Днём долина реки смотрится куда живописнее, кругом луга, леса, бурятские селения, лошадки и прочая живность. Весьма живописно, только вот говорят, после взрыва кривая канцерогенная вверх поползла... Так или иначе, мы там пробыли недолго и, надеюсь, на всякие функции организмов наше путешествие не повлияло. Поели в 11 в придорожном кафе посёлка Приморск (в тыщах трёх километров от ближайшего моря!), к трём проехали столицу автономного округа Усть-Ордынский, попутно сфотографировавшись у монумента "Бурят на лошади". К пяти были в Иркутске, раздобыли билеты на Кругобайкальскую электричку, нашли съёмную квартиру в микрорайоне Солнечный, и в оной квартире ресположились на помывку, постирку, поевку и поспатку. Походная часть большого выезда благополучно завершилась. Впереди было три дня на осмотр достопримечательностей...

Глава третья. культурный отдых.

17 августа

Наутро следующего же дня в 8:05 утра мы уже были на вокзале Иркутск-Центральный и садились в комфортабельную электричку, которая шла экпрессом до Слюдянки, а от Слюдянки до Порт-Байкала её должен был тащить тепловоз.

Кругобайкалка
Помимо видов Байкала и 39 тоннелей намечались несколько долгих стоянок для отдыха и омовения. Отдых ошалевшие от лишений отважные путешественники начали сразу же, пивом. В Слюдянке закупились косорыловкой. До станции Половина весь алкоголь был испит, и некоторые участники приняли действия к его поискам. В результате мы лишились и их, а когда спустя два часа они нашлись, то оказалось, что водку на кедровых орешках на Байкале не продают, а просто от доброты душевной наливают, надо только места знать. Два самоотверженных первопроходца в компании итальянских и польских туристов, а также местной хозяюшки умудрились за два часа выпить 6 (шесть!) литров такового напитка, посему когда по рации водитель тепловоза осведомился у проводниц, из какого вагона тело лежит на рельсах (я стоял рядом и услышал), у меня не возникло ни тени сомнения - из какого. До героического засыпания на рельсах тело поучаствовало в нескольких забавных эпизодах, но поскольку нас могут читать дети и беременные, мы оные эпизоды опустим, как не имеющие отношения к облику героических покорителей...

Освободив путь от посторонних предметов мы продолжили круиз. В шесть вечера одухотворённые туристы прибыли в Порт-Байкал, где сказав "Прощай" полюбившимся нам польским интуристам Томашу и Анке (ребята представляют собой особый вид туристов, трамвайный; они путешествуют по городам с трамвайным движением и наслаждаются сим прекрасным видом городского транспорта), мы уселись на паром и прибыли в Листвянку, из которой нас должны были доставить обратно в Иркутск автобусами. По нелепой случайности мы оказались в разных автобусах, нас высадили в разных чатсях Иркутска и до штаб-квартиры на Фурье мы все добрались в разное время. Оттуда, с дружественными адвокатами наш путь лежал в самолуччий китайский ресторан "Дунфэн", который по интересному стечению обстоятельств находится в местном аэропорту. В данном ресторане крайняя степень усталости настигла уже других участников забега (в то время как первые пострадавшие уже маленько очухались), и некоторые заснули прямо на столе, рядом с вращающимся подносом. Впрочем, после ресторана эти некоторые ещё могли петь припевы из песни "Мумий-Тролль" и валяться на бетонных плитах. К часу тридцати в разной степени разобранности группа явилась на ночёвку в снимаемую квартиру.

18 августа

Долго и бестолково начинался и продолжался этот день. Сперва мы хотели ехать с палатками на Ольхон и даже выписались из квартиры, потом же решили просто съездить на Байкал и вписались обратно.

На Байкале
В этих забавных телодвижениях прошёл почти целый день и только в пять вечера мы стартовали от Фурье на знакомом уже нашим читателям Подымахине в сторону Листвянки. В данном населённом пункте мы рассчитывали посидеть на бережку и поесть омуля с водкой, но неожиданно нашли катерок под гордым именем "Улан" и, оплатив аренду оного на три часа (1 час = 1000 рублей), стартовали в плавание под руководством невозмутимого капитана Виктора Викторовича. За три часа мы успели сходить до деревни Большие Коты и обратно, полюбоваться на красоты Байкала и полную луну, выпить всё с собой взятое и вообще отдохнуть. Кузя даже искупался в ледяной и прозрачной воде, а меня просто столкнули в оную же. Вечер был просто замечательным и даже последующая поездка в иркутский боулинг его не испортила.

19 августа

Иркутск, центр

Мы просто гуляли по Иркутску. Обошли практически весь центр. Осмотрели достопримечательности. Сходили в музей. Покатались на лодочке в парке "Юность". Пообедали там же. Ну и по мелочам. Стоит отметить, что, по иронии судьбы, все три иркутских дня погода стояла просто замечательная...

20 августа

Мы закупились сувенирным омулем, попрощались с адвокатом Ефремовым и адвокатом Юнеком и отбыли в Москву. Путешествие закончилось.



Ваши комментарии и замечания оставляйте здесь.
Связаться Благодарности Карта сайта ©www.RussianTops.ru, 2005-2008
Изменен: Friday, 09-Nov-2007 14:33:53 UTC